Глава ФПК Петр Иванов: иногда езжу в обычном плацкарте на верхней полке

Глава ФПК Петр Иванов: иногда езжу в обычном плацкарте на верхней полке
Генеральный директор Федеральной пассажирской компании (ФПК, "дочка" РЖД по перевозкам пассажиров в дальнем следовании) Петр Иванов в интервью РИА Новости в рамках ПМЭФ рассказал, как он сам ездит в плацкарте на верхней полке, кто выбирает еду для пассажиров, для чего нужны черные списки и кто в них может попасть, что можно сделать из переработанного мусора для поезда и в каких поездах могут исчезнуть вагоны-рестораны. Беседовала Фролова Надежда. — Вы сами часто ездите в поездах?— Когда у меня деловые поездки в пределах Центральной части России, всегда езжу в поездах. И если перемещаюсь между точками в регионах. У нас была, например, сетевая школа инспекторов по безопасности в Воронеже. Я за полчаса до отправления купил билет в плацкарт, чтобы никто не знал заранее, что я в нем поеду. Поехал в обычном плацкартном вагоне на верхней полке.— Пассажиры вас узнали?— Я с ними сам познакомился. — Жаловались?— Наоборот. Больше хвалят. Рассказывают, как меняются "Российские железные дороги", как комфортно им ездить в поездах. Есть, конечно, и замечания. Здесь многое зависит от того, что и подвижной состав нам надо менять. Мы понимаем, что средний возраст подвижного состава 19 лет. Это много. Отношение людей во многом нам удалось поменять, но многое еще предстоит сделать. Мы много работаем с проводниками и кассирами. Учим их, как правильно общаться с пассажирами, предугадывать их желания и делать так, чтобы поездка была комфортной. — Как ФПК следит за тем, чем кормят пассажиров в вагонах-ресторанах? Они ведь сдаются в аренду сторонним компаниям. Не планируете создавать единого оператора питания для вагонов-ресторанов?— Мы против единого оператора. Это конкурентный сегмент. Здесь можно бороться за качество. Одного оператора точно не должно быть. Предыдущие конкурсы на питание проводились с основным критерием — цена. А когда производитель питания начинает снижать цену, исключительно понимая, что иначе он никак не получит этот контракт, то в конечном итоге страдает качество. Мы ушли от этого, и конкурсы, которые проводим последний год и будем проводить в дальнейшем, в них цена не является основным критерием.— Какие будут параметры? — Мы ввели дегустацию. Еду дегустируют профессиональные дегустаторы в Москве и Санкт-Петербурге. Мы наняли две независимые компании, которые проверяют. Потом берется средний балл. Специально это сделано для того, чтобы меньше было шансов воздействовать.Основным критерием всех новых конкурсов будет качество. Мы хотим, чтобы пассажира накормили вкусно. Мы видим, что уровень удовлетворенности пассажирами питанием в вагонах, к сожалению, невысокий. — Сами вагоны-рестораны сохранятся в поездах?— Конечно, у нас сохранятся вагоны-рестораны там, где мы обслуживаем детские группы. Что касается регулярных поездов, вагоны-рестораны на большинстве направлений, где они есть сейчас, сохранятся. Но не везде, потому что вагон-ресторан это очень дорого. Например, идет десятивагонный поезд, в котором девять вагонов везут пассажиров, а один вагон-ресторан. Мы за него платим как за инфраструктуру, фактически он ложится на себестоимость, но реально не приносит денег от продажи билетов.На таких направлениях, где питание не востребовано, например ночной поезд: поздно вечером уходит, рано утром приходит. Зачем там вагон-ресторан? Мы смотрим статистику, изучаем спрос. Конечно, на маршрутах, где дальность поездки высокая, мы будем сохранять вагоны-рестораны. Там, где такой потребности нет, мы будем этот вопрос оптимизировать. — ФПК недавно отказалась от пластиковых коробок с едой, перейдя на картонные. Как дальше компания планирует работает в этом направлении?— Мы идем в сторону экологичности компании и стараемся везде, где у нас есть такая возможность, применять технологии минимально загрязняющие окружающую среду и создающие минимальное количество мусора. Мы сегодня подписали два соглашения, в том числе и с нашим экологическим оператором государственным, о раздельном сборе мусора. И считаем, что это в дальнейшем позволит нашу планету и нашу среду сделать чище. Конечно, следующим шагом мы обсуждаем использование материалов, которые появляются в результате переработки, для производства предметов, используемых в поездах дальнего следования. Это может быть все от бумажных полотенец, которые можно делать из продуктов переработки, например той же бумаги, до каких-то упаковок для сувенирной продукции. — Президента России Владимира Путина во время посещения в ноябре 2017 года ремонтно-экипировочного депо на железнодорожной станции "Москва-Киевская" одна из проводниц спросила, можно ли применять наказание для пассажиров поездов. Путин тогда не исключил возможность введения такой ответственности. Будут ли созданы такие черные списки?— Мы считаем, что к этому вопросу нужно подходить очень осторожно, потому что есть районы, которые обеспечиваются исключительно железнодорожным сообщением. Возможен избирательный подход в решении этого вопроса. Мы видим, что есть около тысячи пассажиров за 2018 год, которые два и более раз нарушали общественный порядок в поездах дальнего следования, и, конечно, мы считаем, что к таким пассажирам должен быть особый подход. Может быть, определиться, что это только те пассажиры, которые подвергались административной ответственности два и более раз или против которых возбуждались уголовные дела за нарушение в подвижном составе. Нет задачи ни в коем случае, чтобы эти черные списки состояли из сотен и тысяч пассажиров. Есть задача, чтобы хулиганы, которые нарушают общественный порядок, которые не контролируют количество употребляемого ими алкоголя, которые создают опасную обстановку вокруг себя, понимали меру ответственности за то, что они делают. Об этом просят нас наши пассажиры. Естественно, мы не можем игнорировать их требования. Поэтому для нас этот вопрос очень важен. — Еще и персонал ФПК, который сталкивается с дебоширами.— И персонал, который оказывается в неприятных ситуациях. Наши сотрудники проходят специальную психологическую подготовку, их инструктируют, как вести себя в соответствующих ситуациях. У нас более 25 тысяч человек проходят ежегодно учебу и переподготовку, связанную с теми нововведениями, в том числе поведенческого характера, которые необходимо учитывать в работе.Мы, конечно, им всем и всегда говорим, что ни в коем случае не надо пытаться противопоставить себя неадекватно ведущему пассажиру. Тем более пытаться усмирять его. Это дело полиции. Задача проводника проинформировать, что пассажир ведет себя неадекватно и нарушает правила, и вызвать наряд полиции. Если он есть в поезде, это просто, если в поезде нет, то они ожидают на ближайшей станции. Здесь у нас налажено системное взаимодействие с главным управлением МВД на транспорте. — Как вы считаете, вносить в черный список надо на время или навсегда?— Бессрочных черных списков быть не может. Это очевидно. На какой период — есть разные мнения. Законодатели говорили о полугоде, годе, двух, трех лет. Здесь не так существенно, на какой период пассажир лишен права проезда. Это может во много зависеть от тяжести того правонарушения, которое он осуществил. Важно, чтобы было само понимание меры ответственности.У нас есть беспрецедентные случаи. Например, проводник заступился за пассажирку, с которой другой пассажир вел себя неадекватно, а тот пассажир вылил проводнику в лицо стакан кипятка. Был случай, когда пассажир откусил проводнику ухо. И мы не знаем, ушел этот пассажир от ответственности или нет, а он продолжает ездить в поездах. Неизвестно, как он поведет себя в следующий раз. Мы считаем, что такие люди не должны ездить в поездах. Мы не хотим никого пугать. Да, из 102 миллионов перевезенных в год пассажиров это капля в море, но они есть и от них мы обязаны оградить наших пассажиров и персонал.

Источник: РИА новости

08:45
63

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!